sake

Алмандер

Огарь ногой ворошит камни, потом, чуть покачивая, утверждает посреди них котелок, будто тоже полный серых камней. Достаёт кусок войлока, мизинцем выщёлкивает мокриц, переворачивает, выщёлкивает мокриц с обратной стороны. Смотрит на просвет – не пропустил ли какую? Солнце вот-вот покажется. Расстилает войлок на багряном, с ночи сыром валуне, садится, не глядя выхватывает серое из серого котелка, кидает в воду. Плюх! – долина вся сразу наполняется светом. Серый не-камень вспыхивает в воде приставшими к ворсинкам ртутными пузырьками, спирально опускается на дно, вкручивается среди камней и сам снова смотрится камнем.
– Огрр-ых-ых! Шом-шом-шом! – за кустом ежевики клацает что-то, гэкает задорным голосом.
– Ты чья, дочка? С паломниками вчера пришла? – Огарь, не сводя взгляда с серебра бурунов, ныряет рукой к котелку – хвать-пок-плюх! Ещё одна спираль, ещё одно серое шевеление на дне.
– Я не дочка тебе! Я дикий зверь! Шом-шом-шом!
– Вон что! – хвать-пок-плюх! – А зовут тебя как, дикий зверь?
– Сам скажи! Не то съем тебя и косточки выплюну!
– Ты барс?
– Нет!
– Может, ты медведь? – хвать-пок-плюх!
– Нет, не медведь! Не угадаешь третий раз – насовсем съем тебя!
– А, знаю! Ты – алмандер!
– Что за ещё аль… дыр…
– Алмандер, ну как же! – хвать-пок-плюх! – В скале живёт, скалу грызёт!
– Ну да, это я. Повезло тебе на этот раз! – маленькое громкое скатывается по глине, маленькое смуглое выцепляет серое из огарева котелка, маленькое чумазое краснощёкое умещается на камне поменьше, щербатым кусает, кривится: фу, неспелые! – пок-плюх! – сизым драным боком чертит серое спираль в воде, тянется-рвётся лента красного сока. Огарь, так и не успевший вскочить, обмякает обратно. И что теперь? Идти на осыпь за новыми? Или докидывать эти? Весь ритуал насмарку!
sake

офенное

Просто на случай, если вы хотели купить мою книгу в электронке – это можно.

Оно в PDF, но это не злоумышление, а техническая необходимость: допустим, в книге используется 4 (прописью: четыре) разных к-строчных. Будем считать, что это не спойлер, да. А PDF в меру узенький, так что с телефона читается вполне (проверено Олдями).

Книги-в-бумаге, будем честны, почти закончились. Но! Если по прочтению электронки вы поймёте, что хотите это на полку – мы знаем что сделаем.
  • Current Mood
    купите бублички
sake

и велосипедисты

Тут ещё не показывал – отзыв Олдей на «звезду»

Что важно – Олди вообще фантасты, и успели и в космооперу тоже, и это прямо видно, насколько им легче считывать «космическую» часть пиесы (хоть и всё равно нелегко и это всё равно не важно). Их версия про продажу кораблей меня озадачила, конечно. Но потом я вспомнил [по сути одесский] анекдот про торговца велосипедами – и, да, это можно и так прочесть. Но нет. Но не важно.

Фрэнки, старина, удиви меня.
sake

Ещё смешное про имена

В романе есть ещё одно имя-фамилия, которые я решил в какой-то момент поменять, и менялось оно недавно совсем, этим летом, когда основной текст был готов процентов на 70, то есть этот-то момент и обоснование ему я помню.

Это, собственно, титул главного персонажа второй линии – маркиз де Бургос. Сперва он был у меня де Бургас, причём образовано оно было не от исторического Бургаса, а от местечка под Одессой, называвшегося Каролино-Бугаз – я лет трёх был там, и подтверждающая этот факт фотография долго стояла у мамы на полке.

Так вот, уже после того, как всё было завёрстано и подготовлено к отдаче в типографию, я полез от нечего делать посмотреть, были ли вообще в Испании исторические де Бургосы. Исторических не было. А вот выдуманные есть, под катом доказательство.

[Spoiler (click to open)]

El Eterno Viajero, вы ведь тоже это видите? Это восхитительно, вот что. Читавшие подтвердят.
  • Current Music
    Маркиза, маркиза, маркиза Карабаса!
sake

катится время с горы



Ха-ха! Я хотел написать, что делал свой роман почти год. Но решил посмотреть всё же, какой датой у меня сохранён первый черновик (который был, кажется, через месяц-два после того, как ко мне пришла эта история)

20.10.16

Ы. Три года вже. Вот это я понимаю.

Подшивка 01: протоколы бесед с ПП лиц, предположительно располагающих сведениями об обстоятельствах происшествия ST-120158 LR18212 10-05-272 #48604 (незаконное проникновение на транспортный корабль PT80894 Коррео1804)

Свидетель 001: Алиса Штиль, 15-04-256, генетическая линия Терра-1b, без модификаций, на момент снятия ПП зафиксирована лёгкая степень алкогольного опьянения, не могущая служить помехой для проведения опроса (медицинское заключение М272 приложение 003)


Как хорошо всё же иметь настолько худую память. Элис Забровски чуть было не стал Алисой Штиль. Планета Лира уже присутствует (LR – это она). Элису-Алисе тут 16 (в романе ему скорее 20, как Альфонсо, но может быть и 16). Линия ПП с одной стороны развоплотилась, с другой стороны усилилась – скитания сознания стали более, хм, витиеватыми в итоге.

Как хорошо, что я дал истории дозреть. Не утерпел бы – была бы блядская космоопера.
sake

Соловьи на кипарисах и над озером луна

В 1920 году Николай Гумилёв написал стихотворение «Пьяный дервиш».
В 1923 году Эберман в статье «Арабы и персы в русской поэзии» указал, что источником этого стихотворения является русский перевод Песни Насири-Хосрова, напечатанный проф. В. А. Жуковским в IV томе «Записок Восточного отделения Русского Археологического общества» (1890)
И … ну да, почти сто лет никто не сомневался в атрибуции Жуковского.

А когда пять лет назад, в шестом выпуске Вестника РГГУ за 2014 год (серия «Востоковедение. Африканистика») Наталье Пригариной и Алексею Шелаеву удалось наконец назвать настоящего автора «песни» (да, Насири, но совсем другой, а именно Бухараи) – кажется, никто из наших на статью не обратил внимания.

Короче, идите и читайте. Просто отвал башни. Потому что там ещё и вариант Шаха Ниʻматуллахи приводится, а он прямо мощный.

Когда хмельной тюрок воздел лук,
Всякий, кто его видел, распрощался с жизнью.
Я пребывал в сомнениях, воображая его талию,
Но когда он препоясался [для битвы], сомнения развеялись.
Я сказал: «Эй, повелитель преданных,
Можно сделать несколько шагов!
Проследуй изящно в цветник, чтобы с тобой
Я, потеряв сердце [от любви], начал [отдавать] душу!»
Он прошел на лужайку и расцвел, словно роза,
Взяв румянец у багряника.
Когда виночерпий опьянел,
Он сорвал печать со рта бутыли [с вином].
Как только вино обрело жар от блеска лица,
Оно стерло ржавчину с зеркала души.
Вся печаль, что была на сердце от боли,
Стала в нем осадком [и] ушла прочь.
Вино из горлышка прозрачной бутыли
Каждый миг поднимало крик и стенания:

«Мир, от начала и до конца, и все, что есть в нем,
Лишь отражение одного луча от лица Друга».
sake

обратно про комаров

Справедливости ради – не все индийские комары мягкосердны; Ошо Раджниш упоминал как-то провинцию, в которой сам Будда Гаутама не смог не то что проповедовать, а даже и сидеть спокойно из-за этих волчищ в обличье мошек.

И, вспомнив об этом, я тут же вспоминаю о недавно вышедшем фильме о возлюбленном нашем Раджнише – «Дикий-дикий край» на Нетфликсе.

Как мне представляется, авторы старались дать слово всем – и апостолам, и отступникам, и легионерам, и пришедшимся по соседству торговцам воловьей сбруей. Ещё не смотрел и оттого не знаю, решился ли кто-нибудь из беседовавших озвучить легенду про то, что американский арест Ошо сопровождался попыткой отравления под наблюдением спецслужб (которых, по преданию, интересовало не избавиться от смутьяна – а выяснить, даёт ли феномен просветления какие-то преференции на уровне физического тела). История эта давняя, и передававшие мне её достойные люди не сомневались в передаваемом нисколько. Такой хадис, угу.

Надо сказать, с момента ареста Сёко Асахары я чаще вспоминал это предание и думал внутри себя, что Асахару просто глупо подставили, положив при этом сколько-то случайных прохожих – но нет, по второй книге расспросов Харуки Мураками (которая «Край обетованный») выходит, что всё правда, и что ближе к финалу в Аум Сенрикё действительно творилась какая-то мэнсоновщина.
sake

про рукопожатных комаров

«Комары водятся повсюду, и везде они жадны и мстительны» – пишут нам.

А вот и нет! Я уже рассказывал, но это было так давно, что почитай и не было, потому хулы не будет.

На волшебном острове Гоа у людей с комарами заключён договор: кусать разрешается лишь в отведённое время, которое так и называется: маскито тайм. В каждой захудалой рыбацкой деревушке по побережью договор заключался отдельно, и время выбиралось своё, обычно – после заката, когда становится прохладнее и можно что-то на себя накинуть, но и не слишком поздно, чтобы не пора было уже ложиться спать.

Опытный путешественник, едва привалив свой байк к подвернувшемуся баньяну, непременно спрашивает: «А во сколько у вас тут маскито тайм?» – и, не надеясь на память, тут же записывает. Это знание важнее даже, чем пароль от вайфая.

И только в Бенаулиме, том самом, где песок под ногами скрипит, как снег; том самом, где упала некогда стрела Пуруши – во времена, когда земли ещё не было, а был только вечный океан… в общем, нет в Бенаулиме маскито тайм. Так случилось. Тот человек, что должен был подписывать договор со стороны людей, проспал. И поэтому все комары из Бенаулима летают теперь на ужин в соседнюю Колву. Там недалеко.